Главная В избранное Написать письмо Наш ЖЖ    

Рабочая борьба. Сайт настоящих профсоюзов.

О сайте
Наша борьба
Кризис
Как создать профсоюз
Лидеры и профсоюзы
Профучеба
Профсоюзы и политика
Пресса о профсоюзах
Аналитика
За рубежом
Законы
Солидарность
Прими участие
Наши контакты:
Наша кнопка
РАБОЧАЯ БОРЬБА - Сайт настоящих профсоюзов
Код кнопки:
Объединенный гражданский фронт Консультативный Совет региональных профсоюзных объединений Институт Коллективное Действие Профсвобода
Без цензуры
Как создать профсоюз

27.04.2010
Профсоюз неуемных работников

Люди редко бывают довольны своими окладами. Обычно все считают, что им платят мало, но терпят, пока просто “мало” не превращается в “вопиюще мало”. Если есть куда уйти, меняют место работы. А если уходить некуда, тогда им ничего не остается, кроме как объединяться и создавать профсоюз, чтоб всем вместе добиваться повышения зарплаты. У одних это получается. У других — не очень. Многие профсоюзы вянут на первом скачке, испуганные агрессивной реакцией работодателей. Более упорные идут дальше, но зачастую все равно оказываются в проигрыше. В чем причины их неудач? Какие методы применяют работодатели, чтоб сломить профсоюз? Когда профсоюзам удается выстоять и благодаря чему?

В этой статье речь пойдет только о тех профсоюзах, что рождены самими работниками и выступают в трудовых спорах как самодостаточная сторона. Помимо достойной зарплаты и условий труда их члены требуют к себе уважения. Хотят, чтоб их на работе не материли, не обманывали, не обсчитывали, соблюдали по отношению к ним трудовое законодательство. Не держали за быдло, коротко говоря.

У профсоюзов есть несколько способов добиваться к себе уважения. Они могут жаловаться президенту и премьеру, писать в газету, перекрывать трассу, голодать, ходить на митинги, угрожать работодателю забастовками и на самом деле их проводить. В ходе коллективных трудовых споров годятся все действия, но они обязательно должны опираться на широкую базу и солидарность.

Удачи и провалы

Давление на работодателя, организованное профсоюзом, может принести удачу, а может, наоборот, его погубить.

Широко известный пример удачной акции — забастовка на заводе “Форд-Всеволожск” в 2007 году. Она продолжалась больше месяца, в ней приняли участие 1,5 тысячи человек из 2,2 тысячи работников. Из-за остановки конвейера завод понес убыток на 5 млн. долларов, а рабочие добились увеличения зарплаты на 16—21% (в зависимости от разряда). Если раньше люди получали максимум от 15 до 26 тысяч рублей, то после забастовки у них минимальная зарплата выросла до 19 тыс., а средняя — до 26.

Акции давления на работодателя, предпринятые работниками Удачнинского ГОКа компании “АЛРОСА” (Республика Саха), наоборот, закончилась крахом.

В августе 2008 года 29 работников автобазы ГОКа начали бессрочную голодовку, требуя повышения зарплаты и улучшения условий труда. Их поддержали другие цеха. Протестная ситуация развивалась бурно, количество членов местного профсоюза “Профсвобода” за месяц выросло до тысячи человек. Начальство обещало начать переговоры, но в это же время проводило репрессии, объявляя выговоры, угрожая, вызывая активистов на беседы. В сентябре лидер профсоюза Валентин Урусов был задержан милицией якобы с наркотиками. Свидетелями выступили охранники “АЛРОСЫ”. Урусова закрыли на 5 лет, и он сидит до сих пор. После его ареста профсоюз был разгромлен, все активисты уволены и до сих пор не могут найти работу.

Почему во Всеволожске получилось, а в Сахе — нет?

Эксперты объясняют провал на Удачнинском ГОКе неподготовленностью профсоюза. “Прежде чем начать активные действия и высветить себя, профсоюзу необходимо сплотить людей, довести количество сторонников до критической массы, которая станет ему опорой, — считает Карин Клеман, социолог, член Рабочего комитета Союза координационных советов России. — Люди должны понимать, на что идут. Вступая в открытое противостояние с работодателем, они сильно рискуют, поэтому они должны это делать сознательно. Понимать, что риск большой, но на него стоит идти, потому что это наше общее дело”.

На “Форде” забастовка оказалась удачной потому, что профсоюз там действовал грамотно и постоянно держал ситуацию под контролем. Профсоюзные лидеры на Удачнинском ГОКе не знали азов профсоюзной борьбы и не могли правильно выстроить стратегию трудового спора с работодателем, хотя они-то должны были понимать, на кого поднимают руку, и сознавать, что Республика Саха — не тот регион, где правит истина и справедливость.

“Они испытывали сильнейший прессинг не только со стороны компании, но и правоохранительных органов, и им надо было сначала укрепить и расширить свои ряды, в том числе заранее позаботиться о поддержке вне региона, — говорит Клеман. — А они пошли на конфликт, не имея еще ни широкой социальной базы, ни прочных связей с профсоюзами других регионов… Сейчас, когда Урусов отбывает срок, российские и международные профсоюзные объединения проводят широкие компании солидарности, требуют его освободить. Но заручиться поддержкой вне региона можно и нужно было раньше, когда профсоюз только начинал активную борьбу”.

Забастовка на “Форде” во Всеволожске, наоборот, готовилась долго, и успех ее во многом определил тот факт, что профсоюз уже объединил большинство работников предприятия, пользовался среди них большим авторитетом, а лидер профсоюза Алексей Этманов имел определенный опыт. Поначалу он был рядовым членом традиционного для России заводского профсоюза — совершенно не боевого, занимавшегося в основном распределением путевок, но в 2005-м съездил в Бразилию на семинар профсоюзов группы “Форд”, познакомился с коллегами и увидел, что можно делать и чего добиваться.

Стратегия успеха

В августе 2005-го горевшего энтузиазмом Этманова избрали председателем профкома. В заводском профсоюзе в тот момент состояло 112 работников. Через месяц их уже было около 800, и традиционный профсоюз, покорно ожидающий милостей от начальства, быстро превратился в боевой. Профсоюз начал с того, что стал бороться за более справедливую систему оплаты труда.

В 2002 году, когда завод открылся, работникам были установлены доплаты за разряды (“грейды”), зависевшие от квалификации и стажа. Чем длиннее стаж и выше квалификация, тем больше доплата. В 2005-м администрация, стремясь к экономии, эти доплаты изменила. В результате те, кому были присвоены новые разряды после 1 марта, стали получать на полторы-две тысячи меньше тех, кто получил такой же разряд раньше и выполняет ту же работу. Люди возмутились. Профсоюз потребовал уравнять оплату труда работников одного разряда.

С начала осени работала примирительная комиссия, но принципиальных изменений профсоюз не добился. 2 ноября 2005 года на “Форде” прошла часовая предупредительная забастовка одной смены, в которой участвовали 370 человек из 450 работников. В начале декабря собирались провести вторую забастовку, но руководство пошло на уступки: с 1 января разряды уравняли. Люди сначала не верили, и только когда получили в январе расчетные листы и увидели, что оклады теперь на две тысячи больше, испытали радостное удивление, а профсоюз сразу заслужил уважение.

“Когда профсоюз появляется, — говорит Клеман, — в первую очередь он должен доказать, что он — настоящий. Поэтому начинать лучше с мелких вещей. Например, жалобы — вещь не очень рискованная, но, если профсоюзу чего-то ими удается добиваться, у него сразу вырастает рейтинг доверия”.

Работодатель, заметив, что в коллективе зреет протест, сразу старается вбить клин между вождями и массами, распространяя про лидеров грязные слухи, стремясь их дискредитировать. Про Этманова тоже много чего говорили, хотели уволить, привлекали милицию и прокуратуру. Но с ним ничего сделать не удалось, коллектив проявил сплоченность.

По мнению экспертов “МК”, успехи рабочих на “Форде” объясняются тем, что там с самого начала профсоюз сумел перехватить инициативу. Администрация не успела придушить его в зародыше и подменить “своим”, лояльным профсоюзом. Он занял позиции, укрепился, и его уже невозможно было игнорировать или дискредитировать. “На “Форде” не Этманов решает, а весь профсоюз — все члены. Организационная структура отстроена, поэтому у них все делается очень быстро. Сбежались, обсудили, разбежались”.

Но с забастовкой 2007 года на “Форде” не торопились. Готовились тщательно. Профсоюз ждал, когда люди созреют. Вся процедура объявления забастовки, предписываемая Трудовым кодексом, была полностью соблюдена. Администрацию предупредили за 10 дней о начале забастовки и согласовали минимум работ, которые должны будут в это время выполняться. До этого провели пять конференций в трудовых коллективах, только чтоб утвердить требования и отправить работодателю, и потом еще шесть — по объявлению забастовки, причем делегатами были как члены профсоюза, так и не члены. По Трудовому кодексу достаточно одной такой конференции. Шесть провели для страховки: если суд объявит забастовку незаконной, можно будет мгновенно начать следующую… Первый день был как праздник. Играли в футбол, жгли костры, жарили сосиски, пели. Всем раздали бейсболки — “Участник забастовки”. Эмоциональный настрой очень важен: ведь коллектив восстал, сумел сплотиться.

Пришлось продержаться месяц, пока шли переговоры с администрацией. Лидеры постоянно держали людей в курсе дел. Оперативно реагировали на действия работодателей. Появились слухи, что вторая смена вышла на работу? Тут же проверили и опровергли… Забастовка закончилась голосованием на общем собрании. Активисты хотели продолжать бастовать, но собрание проголосовало за то, чтоб вернуться к работе.

В поддержку бастующим проводились акции солидарности во многих городах. Большую сумму денег им перевел Горно-металлургический профсоюз России. Это очень помогло. “Жировой” запас у рабочих невелик, а они месяц не получали зарплату, им надо было на что-то жить. Но были и те, кто критиковал забастовщиков. Им приходилось читать о себе очень неприятные статьи в газетах и Интернете. “У людей нет сострадания. Выбили за 20 лет, — с горечью констатировал Алексей Этманов в интервью “МК”. — Во Франции мусорщики бастуют, мусор не вывозят, но никто не говорит, что они ублюдки, потому что каждый знает, что и ему, возможно, тоже придется бастовать. А когда мы бастовали, нас обзывали механическими придатками к молоткам. Издевались, вместо того чтоб сочувствовать”.

“Увольняют, сажают, бьют”

Работодатель всегда сильнее работников. Он заматерел в разборках с налоговыми органами, милицией, конкурентами. С таким опытом задавить работников для него — плевое дело. Кто посмел рыпаться? Три предупреждения, и он уволен. Сокращение штатов — и до свидания.

Конечно, работник, уволенный не по закону, может вернуться через суд. Но ему поставят стол в коридоре и не будут давать заданий, а остальные члены коллектива сделают для себя выводы.

Работодатели стараются не допустить, чтобы на предприятии появился свободный профсоюз, и душат его на стадии замысла. Для этого, к примеру, проводятся компании по выявлению “плохих лидеров” (это те, кто качает права), которые заводят разговоры на тему, почему у нас то-то и то-то не по закону? Профессиональная компетенция менеджеров — отслеживать таких работников и нейтрализовывать. Если он, скажем, работает в торговой сети, ему на выходе подбросят носки в сумку, будто он их и украл, — и все, больше его там никто не увидит.

Чем активнее работник, тем сильнее он рискует.

Если раньше в соответствии со статьей 374 Трудового кодекса профсоюзных лидеров нельзя было уволить без согласия вышестоящего профсоюзного органа, то теперь эта норма отменена. В ноябре Конституционный суд признал, что она противоречит Конституции.

В результате были уволены профсоюзные активисты ОАО “Центросвармаш” в Твери — Дмитрий Кожнев и Александр Адрианов. Суд их восстановил, но в начале марте администрация снова уволила. Ильсияр Шарафутдинова, председатель профсоюза на “Джи-Эм-АвтоВАЗ”, уволена несколько раз, восстановлена по суду, снова уволена и сейчас опять судится. Уволен Сергей Стрыков, водитель-экспедитор, зампред профкома “Нестле Вотркулер Сервис”, за то, что он продал невостребованную воду по разовой накладной, хотя раньше начальство всегда поощряло и благодарило за это водителей.

Профсоюзных лидеров не только увольняют — их сажают в тюрьму, как Урусова, заводят дела за несанкционированные акции или сфабрикованные уголовные правонарушения, неизвестные бандиты избивают их на улице или в подъезде, как председателя профсоюза “Джи-Эм Авто” Евгения Иванова (Санкт-Петербург).

На Этманова, кстати, покушались дважды. В ноябре 2009-го он на стоянке ставил машину, и на него напали трое. Избили, могли порезать, но, к счастью, у него был пистолет “Оса” — успел выхватить и шугануть. Второй раз напали в подъезде, швырнули из темноты обрезок трубы.

“В стране нет структур, которые готовы предоставлять поддержку профсоюзам, — утверждает Эдуард Вохмин, эксперт Центра социально-трудовых прав. — Профсоюзы оказываются наедине с работодателем, и он их давит как комаров”.

Руда или партнер?

Свободные профсоюзы добиваются, чтоб работодатель относился к ним как к партнерам, а не как к врагам, которые под надуманными предлогами хотят выбить из него деньги. Так же, как работодатель, профсоюзы хотят, чтоб предприятие преуспевало, и стремятся выговорить для себя такие условия, при которых они смогут вкладывать в это преуспевание максимум сил.

В реальной экономике, где предпринимателю надо создать продукт и вывести его на рынок, от работников действительно зависит многое. С ними надо считаться. Но у нас вместо реальной экономики идет распил бюджета. Работники часто годятся любые, их качество ни на что не влияет, поэтому для работодателей они — такое же сырье, как уголь или руда, а руда не ведет переговоры с собственником о том, как ее хранить.

“Ценность работников повышается там, где реально что-то делают — например, на иностранных предприятиях, в частности, на том же “Форде” во Всеволожске, — считает Эдуард Вохмин. — Там другая система управления и другое качество работника. Он прекрасно знает, что у него нет возможности подхалтурить, вынести детали и таким образом заработать. А на отечественных предприятиях основные заработки идут за счет сверхурочных. Работнику там неинтересно объединяться. Ему главное — наладить личные отношения с начальником.

Мы исследовали организацию трудового процесса на разных предприятиях. На предприятиях с участием иностранного капитала (автосборка, пищевые продукты) пространства для цивилизованных отношений больше, чем на отечественных”.

Несколько серьезных профсоюзов, по словам Вохмина, созданы на российских предприятиях транснациональной корпорации “Нестле”. Успешно работает профсоюз на калужском ООО “Фольксваген Груп Рус”, который входит в состав МПРА — Межрегионального профсоюза работников автопрома. На “Лигетт Дукат” в Москве работники создали профсоюз самостоятельно, и у них реально идет переговорный процесс.

В металлургии нет иностранного капитала, но она работает на мировых рынках, поэтому трудовые отношения там тоже складываются достойно. На Качканарском ГОКе и Западно-Сибирском металлургическом комбинате профсоюзы ведут переговоры по повышению зарплаты, и хотя там тоже все непросто, но согласование интересов происходит в тех условиях, когда работодатель считает работников больше партнерами, чем сырьем, и понимает, что за счет них зарабатывает деньги.

Несмотря на задавленность и инертность трудящихся, новое профсоюзное движение, возникшее уже не в социалистической, а рыночной экономике, кое-где дает ростки. Правда, пока еще очень редкие.

“Нужны обученные люди”

В конце марта представители администрации и профсоюза ЗАО “Форд Мотор Компани” во Всеволожске подписали дополнительное соглашение к коллективному договору на 2010—2011 годы, в соответствии с которым зарплаты работникам с 1 марта поднимаются на 11,8% (специалист высшей категории теперь получает 53 664 руб., рабочий — 35 836 руб.). Кроме того, работники получают дополнительные дни к отпуску (непрерывный стаж 10 лет дает право на 4 дня, 3 года — на 1 день). При рождении ребенка работнику выплатят 10 000 руб., при смерти работника его родные получат 20 000 руб., а чтоб это случалось как можно реже, работодатель обязуется за свой счет отправить на обучение 10 человек по курсу “Обучение по охране труда”.

Переговоры о дополнительном соглашении профсоюз вел с 3 февраля. С 9 по 25 марта был проведен ряд акций, включая забастовку 25 марта, когда в течение 4 часов ни один автомобиль не сошел с конвейера. В результате администрация приняла требования профсоюза, правда, не в полном объеме. “Мы заявляли повышение зарплаты не на 12, а на 15%, но когда администрация согласилась на все наши пункты по гарантии занятости и охране труда, у нас реальных доводов не осталось, — объяснил Алексей Этманов “МК”. — Так что это дополнительное соглашение — для нас не победа и не поражение. Это просто очередное действие, улучшающее положение на отдельном предприятии”.

Остается добавить, что таких высоких зарплат, каких добился сейчас профсоюз ЗАО “Форд Мотор Компани” во Всеволожске, сегодня не платят ни на одном автозаводе России.

Залог успеха, по мнению Этманова, в том, что профсоюз постоянно занимается обучением работников и имеет множество лидеров. “Мы строим демократическую организацию, поэтому делаем упор на то, чтоб обучать всех работников, а не каких-то специально подготовленных профсоюзных вожаков. У нас нет обычая устраивать экскурсии, праздники, покупать коллективу новогодние подарки. Все деньги, какие есть, мы тратим на обучение. Когда надо было готовиться к переговорам, мы наняли тренера за сумасшедшие деньги (60 тысяч!), и он за два дня провел тренинг, который нам очень помог.

Обученные люди могут руководить, вести за собой коллектив. Поскольку мы обучаем всех, у нас длинная скамейка лидеров. А если в коллективе разброд и шатание, тогда, конечно, ничего не получится.

Незнание законов, банальная трусость и равнодушие — вот что мешает людям добиваться уважения к себе и своим требованиям. Вы вот на себя посмотрите, на свой коллектив. Разве у вас не так?”

КАК СОЗДАТЬ ПРОФСОЮЗ

Если вы хотите создать на своем предприятии профсоюз, найдите единомышленников и соберите инициативную группу.

Уведомите представителей отраслевого профсоюза о том, что вы собираетесь создавать у себя “первичку”, возьмите у них образцы заявлений для вступления в профсоюзы и другую документацию.

Поговорите с сотрудниками вашего предприятия, объясните, зачем вы создаете профсоюз и чего хотите добиваться. Обязательно расскажите о том, что создание профсоюза откроет возможности для заключения коллективного договора с работодателем, с помощью которого работники смогут регулировать зарплату, добиваться улучшения условий труда, получать социальные гарантии и т.п.

Проведите первое собрание, пригласите тех, кого вам удалось привлечь на свою сторону. Если работодатель против создания профсоюза, приготовления лучше вести без широкой огласки и собираться вне территории предприятия. Если работодатель готов к партнерским отношениям, тогда с ним стоит согласовать дату, время, место проведения первого собрания.

Собрание принимает решение о создании первичной профсоюзной организации, избирает профком и ревизионную комиссию. Каждый участник собрания пишет заявление о вступлении в профсоюз и заявление о взимании с него профсоюзных взносов (обычно 1% от зарплаты). В соответствии с Уставами отраслевых профсоюзов прием в члены профсоюза осуществляют первичные профсоюзные организации, при этом работник вступает в Российский профсоюз. Теперь уплата членских профсоюзных взносов — его уставная обязанность. По Закону о профсоюзах работодатель обязан перечислять профсоюзные взносы в первичную профсоюзную организацию безвозмездно при наличии личных заявлений членов профсоюза о взимании с них взносов и включении этого условия в коллективный договор.

Избранный профком информируют городской Комитет отраслевого профсоюза о создании “первички” и просят поставить ее на учет.

Президиум отраслевого профсоюза принимает соответствующее решение и ставит вашу “первичку” на учет в ГК профсоюза.

"МК"

Публикации раздела: Как создать профсоюз

21.05.2015 - С подачи начальства
09.03.2015 - Объединенные муниципалы
14.03.2012 - О пользе профсоюза священнослужителей
14.10.2011 - Азия с нами
25.03.2009 - В авангарде прогресса

выбрать k-flex екатеринбург | аренда офиса кузьминки

© РАБОЧАЯ БОРЬБА 2007-2018. Все права защищены и охраняются законом.
При полном или частичном использовании материалов, опубликованных на страницах сайта www.rborba.ru, ссылка на источник обязательна.